Как?

ЛабораТория это путешествие, индуктивная игра, где правила определяются и изменяются по ходу самой игры. Но в центре внимания всегда находится созидательный импульс. Участие в проекте в полноте предполагает, в первую очередь, готовность к игре и к авторскому режиссерскому движению.

На этом этапе ЛабораТории мы исследуем тексты и  создаем работы (сцены, этюды, видео, тексты, акции, спектакли т.п.), в которых можно стать и участником, и инициатором, и автором, и комментатором. В основном это работы по ТаНаХу, трактату Таанит и по пьесе «Венецианский купец» Шекспира, а также «псалмосонеты»- работы-свадьбы связывающие Псалмы Давида и сонеты Шекспира.   Эти работы и их обсуждение являются как сегодняшним исследованием, так и подготовкой следующего, еще неизвестного, но уже проступающего этапа, в который направляется ЛабораТория в своем бесконечном путешествии.

Следующим нам видится этап в котором мы переходим к складыванию композиций по законам Птихарта ( искусства композиции по аналогии с талмудическим). Тогда сегодняшние эскизы и работы будут играть между собой, порождая и проявляя новые смыслы и формы. Для этого мы сейчас раз в неделю читаем с Ури Гершовичем трактат Таанит из Вавилонского Талмуда, изучая особенности композиционного построения Талмуда и вдохновляясь этим текстом для создания работ.

Деятельность ЛабораТОРИИ  состоит из  репетиций, показов и обсуждений работ,  и  еженедельного «медленного чтения» Талмуда.

 

Репетиционная система ЛабораТОРИИ предполагает постоянное сочетание художественного созидательного труда и философского семинара.

В ЛабораТОРИИ современное, иногда даже радикальное искусство обращено к древним текстам, и таким образом преодолевает пропасть между традицией и современностью.

Аналитический семинар, возникающий на территории свободной беседы, вбирает в себя, как это свойственно общению на территории общины в древнем понимании этого слова, или как это свойственно Бейт-мидрашу, самые разные чувства, чаяния, представления участвующей компании. Все это постепенно превращается в опыты на площадке репетиции, показы, которые вновь оказываются пространством беседы, образуется как действие и отзывается смыслом.

Театр всегда боялся глубины толкований, и ему совершенно необходима эта прививка древней традиции Бейт-мидраша, чтобы очиститься от «психоидного», то есть от аффектов, заслоняющих  играющего актера от возможностей, заключенных в самой игре.

Борис Юхананов

 

ЛабораТОРИЯ исследует возможности, которые заключены в таким образом организованных действии и общении. Этот опыт показал нам, что здесь заключен не только художественный потенциал, но и особого рода коммуникативные возможности. Актуализирующийся в игре смысл возвращается в общение людей, упрочивая их связи и создавая тот тип неформальных коммуникаций, который сегодня особенно необходим в еврейской культуре. Он дает сферам и составу, которые обычно откладывались человеком, вступавшим на территорию священного текста, возможность распространиться в связях, возникающих между людьми в игре. Особенно это существенно для молодого, становящегося сознания.

Человек сам табуировал себя, и его живой интерес часто попадал  в эту систему табу и оставался в ней, что постепенно приводило к выхолащиванию, одеревенению связей человека с текстом. Здесь все не так. Здесь принципиальным является преодоление внутренних табу. Встретиться с заповедью или с таинством глубинного смысла должен весь человек, целиком. И там, на территории этой встречи, окутанный мудростью текста, каждую частицу своего живого сознания человек может отправить в действие, речь и мысль. И тогда возникает подлинная художественная ткань, возникает особого рода игра, в которой как в реке отражается природный ландшафт жизни, не подчиненный формальным  канонам и представлениям.

 Григорий Зельцер